На кого работают партии и Дума?

Рассказывает Евгений Фёдоров
Ещё раз говорю: Государственная Дума (вот она с 93-го года) — ни разу не было такого, чтобы Дума не приняла закон, который решили, что она должна принять. А решают, что она должна принять законы системные, Соединённые Штаты Америки. А мелкие (на более низком уровне) — опять же, та же пятая колонна. Вот такая технология. Кстати, это технология не только российского парламента. Это технология во всех парламентах мира.

Есть понятие «партийной дисциплины». Депутаты есть сотрудники партии, или фракции. И они должны выполнять эту дисциплину, выполнять это решение. Не будет такого, что придут новые, допустим, партии, и они будут играть по другим правилам. Вот если кто-то говорит, что «придут партии, и мы будем играть не по этим правилам, а у нас будут депутаты сами голосовать» — это точно вруны.
Любая партия обязательно будет иметь фракционную дисциплину, даже оппозиционная.

Если в партии правящей фракционная дисциплина нужна для принятия закона, то в оппозиционной — для политического пиара. А если голосов не хватает (иногда видно, когда закон Конституционный) — тут же партия объявляет, что у неё свободное голосование (такая придумка), и она предоставляет по решению лидера… Это и коммунисты в это играли, ЛДПР всегда в это играют, «справороссы».

Допустим, вот люди считают: «Нам надо для принятия 225 голосов, ну, для гарантии — 235». Обычно 235 уже и есть правящая. А вот, допустим, две трети голосов нужно для принятия 300, для гарантии — 310.
И вот тогда говорят:
— «Вот эти «за», вот эти «за», вот эти «за», а вы тогда не объявляйте минуту ненависти, а расколитесь (свободное голосование) и дайте нам 10 голосов».

И коммунисты дают 10 голосов, или ЛДРП даёт 10 голосов. И вопрос тогда принимается, чтобы насчитать эти 310. И этот механизм ни разу не дал сбоя. То есть это всё игра такая, спектакль. «За», «против» — это всё спектакль просто.

Законы в Думу

Собеседники: Евгений Фёдоров (Е.Ф.) – депутат Госдумы РФ, Артём Войтенков (А.В.)– «Познавательное ТВ».

А.В. – Почему? А законы кто тогда пишет?
Е.Ф. – О! Главный вопрос: а кто в России пишет законы? И не только законы, но и постановления крупные, не мелочь какую-то, не кадровые, а крупные. Инструкции – кто их пишет? Их пишут граждане или сотрудники компаний Соединённых Штатов Америки. Эти компании называются консалтинговые. Это Deloitte Touche, Price Waterhouse, Oliver Wyman, McKinsey, KPMG и несколько других, их там шесть крупных. Это и есть отделы по производству управления наших министерств. Если вы читаете штатное расписание министерства – тут только исполнители, в том числе и юристы. А кто? У нас 25 тысяч нормативных бумаг в год делается в стране, включая проекты законов. Кто их фабулу производит? Юристы дорабатывают эту фабулу до бумаги, до деталей. А придумывает, что должен быть такой концепт, такие налоги, такая система отношений в экономике, в промышленности, в юриспруденции, – это всё придумывают советники из США. С 90-х годов, о чём уже телевизор нам сказал, – и до сегодняшнего дня.
VPgteyn0-nMПоэтому, когда вы принимаете закон в Государственной Думе, то по Конституции депутаты отвечают за кнопки, за принятие закона, а не принять закон они не могут. То есть они могут отклонить один-два закона, но они не могут отклонить системно законы, потому что им нечего будет делать – они на работу пришли, чтобы их принимать. Может быть исключение – два закона отклонят системных, но потом всё равно примут, потому что их второй раз подадут, эти законы.
И если помните, Путин, например, был против некоторых законов – «О ювенальной юстиции», всё равно они прошли. Потому что не важно, против чего он. Система работает – сидят советники американские, они законы пишут, эти законы поступают в Госдуму, всё. Они пишут речи министров, министры эти речи рассказывают, что надо повысить пенсионный возраст, секвестр бюджета, отнять пенсии, снизить зарплаты, – это же не сам министр придумал, такой умный человек. Это министр сказал, потому что ему МВФ и его советник, который через коридор в его министерстве сидит, написал это. И написал в соответствии с конституционным принципом 15-й статьи, то есть не просто написал, а так положено.
А теперь подумайте, что это за люди. Кто такие юристы, мы все знаем, – это люди, которые перерабатывают бумаги, а не производят их. Стратегическую концепцию пишут специальные люди, и они интегрированы в американскую систему управления. То есть я, допустим, как советник министра экономики не могу написать закон, потому что министерство экономики только часть концепта.
У меня начальство должно быть где-то, которое видит всю картину целиком. Всю картину целиком видят по российской экономике в МВФ. Поэтому эти консалтинговые фирмы подчиняются МВФ, там сидят американские граждане, и они пишут законы для России. Но если мы решим сами быть суверенными, это не значит, что депутаты начнут писать законы. Потому что их должность не приспособлена, чтобы писать законы.
Вот вы, например, артист драматического театра. Вы закончили Гнесинку, у вас богатый 30-летний опыт. И вы, например, Цезаря играете. Но это не значит, что вы Цезарь, вы блестящий народный артист, играющий Цезаря.
Работа депутатов – игра во власть, не власть. Подбирают вас на должность Цезаря не потому, что вы мыслите как Цезарь, как политик. Нет. Вас подбирают, потому что вы прошли карьеру артиста. И режиссёр решил: «Ты Цезаря сыграешь, а тебе ещё рано, ещё лет пять побудешь на третьих ролях». Вот так и здесь. Депутатов подбирают не потому, что они умеют управлять, а потому что они хорошо решают проблемы, которые стоят перед депутатом – коммуникации. На выборах хорошо спляшут, лапшу хорошо повесят, на работу будут ходить и кнопку нажимать.
Думать на концепте – такой задачи для них никогда не стояло, как не стоит перед артистом, который играет Цезаря, задача быть Цезарем с точки зрения подготовки и принятия решений, от него не ждут, что он будет издавать указы, как Цезарь. Так и здесь, депутаты – совсем другая работа. Если мы восстанавливаем систему суверенитета в стране, нам, конечно, понадобятся тысячи людей, производящих управление, стратегов.
А.В. – А у нас их нет. У нас их не воспитывают.
Е.Ф. – Да, потому что эту роль выполняют американцы в России. Их не обучают, не готовят, не создают, но их придётся делать. Я почему и говорю, что восстановление суверенитета – это не волшебный подарок. Оно, конечно, сразу даёт резкий плюс. Но после начинается тяжёлая работа, в том числе в плане поиска этих тысяч людей, которые за менят американцев в российских министерствах, ведомствах. То есть, чтобы не получилось так: сидит министр, победил суверенитет, прошёл референдум, министр открывает дверь коридора и говорит: «Мне нужно идти на доклад, где речь?» А советника американского нет, его выгнали – и министр пустой, ему сказать нечего.

Подробнее о схеме http://www.o-nod.ru/rossiya-v-skhemah/vlast/putin-yeto-car/
Путин 3 2

О системе Российской власти (Евгений Федоров 23 сентября 2013)

Разговор об Украине, иностранных агентах и ворах во власти, сурковской пропаганде, наглых русских туземцах и подготовке бунта в России. Заметьте: это ещё до майдана на Украине!

 

Комментарии закрыты.